«Чисел не ставим, с числом бумага станет недействительной»
mail@begemotnn.ru
(831) 213-70-93, 433-65-69

Анастасия Козакевич. Ильдар Абузяров «Финское солнце»

Ильдар Абузяров «Финское солнце»

Анастасия Козакевич


Финляндия в представлении обывателя-петербуржца - это «Фейри», швабры, аэропорт и жуткая трасса «Скандинавия». Сами же финны рисуются пьяными персонажами анекдотов, образ которых отчасти воспроизведен в кинокартинах об особенностях национальных охоты, рыбалки и т. п. Если нырять глубже в море ассоциаций с тем, что такое «Финляндия» всплывают вдруг детские воспоминания о странной женщине, встретившейся на пути Герды в царство Снежной королевы, ножи, суровые полутона фильмов Каурисмяки, а во рту остается привкус отборной, идеальной до скуки лесной ягоды...

Роман И. Абузярова не описывает жизнь современной Финляндии, но в то же время не лишен всех перечисленных выше ассоциативных рядов. В «Финском солнце» создается особое мифологическое пространство (смысловой центр которого - Нижний хутор, а точнее, парк «Дубки») согретое не менее мифологическим финским солнцем.

Это солнце способно не только всходить и заходить, подчиняя всю жизнь персонажей романа заданному ритму, но и накрывать все медным тазом, схлопывая весь мир романа в небытие. «Финское солнце» — история гибели маленького мира, населенного духами и магией. Безмерно трогательные поволжские финны напоминают муми-троллей. Но к ним не прилетит комета из далеких миров, они сами станут причиной гибели своего чудесного муми-дола.

Легкая небрежность языка автора создает впечатление, что перед нами перевод, в процессе которого музыкально-поэтичные, витиеватые речевые обороты поволжских финнов (такие свойства говора угадываются даже в переводе) в русском переложении обрастают странными наростами, что несколько портит впечатление от прочитанного. Нарочито говорящие имена героев, опять же благодаря усилиям мнимого переводчика, значительно упрощают чтение романа. «Кто такой Елла Пукки? То ли дело — Дед Мороз», — подумал переводчик и передал значения странных, непривычных русскому уху имен, снабдив их для достоверности финским акцентом (один сантехник Каакко чего стоит!). Подобное именование персонажей упрощает чтение еще и потому, что их количество героев на 120 страниц текста огромное. Мир романа населен так же густо, как сказочный лес.

В целом роман оставляет после прочтения приятно-горькое впечатление: сожаление о чем-то навсегда утерянном, естественном и в то же время сказочном, то ли Нижнем хуторе, в котором даже движение трамваев подчинялось магическим законам, то ли детства, покидать которое так не хотят герои «Финского солнца», то ли чего-то еще.

Российская литературная премия «Национальный бестселлер»